1

Мировой рынок угля в пять раз превышает газовый. Но о нем все молчат

39
3 минуты

Эксперт

Главный редактор журнала «Геоэнергетика.ru»
В начале октября этого года в Москве прошла Российская энергетическая неделя, вторая по счету. Международный форум основан по инициативе министерства энергетики и стремительно набирает популярность, в этом году в его работе приняли участие главы профильных ведомств, ведущих мировых энергетических компаний и корпораций из 60 стран, расширяется и тематика пленарных сессий и круглых столов.

РЭН примечательна тем, что на ней не заключаются сделки, не создаются совместные предприятия – элита отрасли обсуждает создавшееся положение в мировой энергетике, идет обсуждение прогнозов, путей решения имеющихся проблем, оцениваются различные пути развития, оценивается взаимное влияние энергетики на международные отношения и наоборот.

В этот раз активнее всего обсуждалось то, что происходит на мировых рынках природного газа, как трубопроводного, так и сжиженного. Конечно, этот энергетический ресурс становится все более популярным, стремительно растет число стран, которые начинают его использовать не только в энергетике, газ активно приходит на рынок автомобильного и судового топлива, он все больше востребован как сырье для химической промышленности.

Из всех видов ископаемого топлива именно природный газ больше всего способствует борьбе за снижение грязных выбросов в атмосферу. Дело не только в том, что снижение выбросов является одним из способов достижения цели Парижского соглашения по климату – газомоторное топливо дешевле бензина и дизеля, по этому параметру природный газ притягателен для развивающихся стран, где стремительно идет автомобилизация.

Газа много, газ все более доступен потребителям, мировой рынок прибавляет в объеме по 3-4% ежегодно, в ближайшее десятилетие число стран, использующих СПГ, по оценкам экспертов, должно увеличиться с нынешних 17 до 40. Появляются все новые трубопроводные проекты, строятся новые заводы по его сжижению, новые и новые танкеры-газовозы, новые регазификационные терминалы.

Есть у природного газа и еще одна притягательная черта – про него очень много говорят политики многих стран, идут большие и малые торговые войны и отдельные стычки, а за такими драмами нам просто интересно наблюдать. При этом совершенно в тень уходит энергетический ресурс, который был и остается основой мировой энергетики, хотя многие политики и журналисты вслед за ними, называют уголь «топливом XIX века».

Называйте его как хотите, но в мировом балансе он занимает долю в 43%, в то время как природный газ отвоевал только 23% и вот все то, о чем говорили и говорят – трубопроводы, газовозы, заводы, новые потребители и производители к 2035 году дадут прибавку еще в целых три процента.

Газовые войны порой напоминают красочный спектакль с замысловатым, захватывающим сюжетом, который играют прекрасные артисты. Мы с вами сидим в некоем огромном зрительном зале, увлеченные происходящим действом, не обращая внимания на занавес за авансценой – он ведь темный, цвета антрацита. Объем годового мирового рынка газа оценивается в гигантские 250-260 млрд долларов, год от года эта сумма становится больше, новые и новые игроки стремятся отвоевать на нем свои ниши. Это захватывает настолько, что о том, что годовой мировой рынок угля составляет порядка 1,3 трлн долларов, мы с вами вспоминаем не часто.

Не секрет, что одной из причин того, что природный газ стал такой популярной темой в средствах массовой информации – факт появления на мировом рынке такого игрока, как США. Будем объективны – сланцевая революция, к которой многие относились и относятся скептически, действительно привела к очень серьезным изменениям на мировом газовом рынке. Штаты перестали покупать СПГ, хотя всего десятилетие назад они были мировым лидером в качестве импортера. Теперь же, если верить Дональду Трампу, Штаты намерены стать мировым энергетическим лидером. Возможно ли это и, если «да», то как это будет выглядеть и какие последствия будет иметь для России?
  • Комментарии
Загрузка комментариев...