2

Эксперт: «Перекос в «озеленении» энергетики есть, но все не так страшно»

104
4 минуты

Эксперт

Заместитель генерального директора, руководитель Департамента ТЭК Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)
Стремительное «озеленение» национальной энергетики может привести к печальным последствиям: зимним отключениям электричества, перегрузкам и каскадному отключению всей энергосистемы. О том, как это произошло в Бельгии, на прошлой неделе рассказал специальный корреспондент агентства ТАСС.

По информации агентства, с 80-х годов в стране был взят курс на развитие альтернативных источников энергии. Однако, как утверждает ТАСС, сегодня они дают не более 5% от необходимого объёма энергии. В связи с сильной изношенностью в настоящий момент в Бельгии остановлены 5 реакторов из 7 на двух АЭС, параллельно законсервированы угольные и газовые станции страны. Таким образом Бельгия оказалась не готова к началу очередного зимнего сезона.

Энергия 4.0 попросила прокомментировать ситуацию в ЕС накануне холодов руководителя Департамента ТЭК Института проблем глобализации Александра Григорьева.

—  На прошлой неделе отраслевые эксперты активно обсуждали ситуацию в Евросоюзе накануне нового отопительного сезона на примере Бельгии. Как по-вашему, насколько сгущает краски российское информагентство, описывая развал энергосистеме в этой стране?

Александр Григорьев: Отчасти краски сгущаются. Во-первых, отключение блоков АЭС будет не столь тотальным, как это указано в статье. К моменту вывода на плановое обслуживание реактора Тианж-1 реакторы Тианж-2, 3 должны будут возвращены к эксплуатации (см. пресс-релиз), и выработка электроэнергии от АЭС начнет увеличиваться.

Во-вторых, проблемы с импортом электроэнергии не очень страшны. Надо понимать, что Бельгия расположена в центре Западной Европы, в окружении регионов с мощной энергетикой. К югу от Бельгии находятся французские АЭС, к северу — крупные угольные и газовые ТЭС Нидерландов, к востоку — угольные ТЭС Рурского промышленного района (Германия). Бельгия соединена с Францией и Нидерландами семью ЛЭП напряжением 380 кВ, которые суммарно могут передавать несколько ГВт, что сопоставимо с мощностью выведенных в ремонт реакторов бельгийских АЭС.

К слову, в 2014—2015 годы выработка электроэнергии на АЭС Бельгии уже демонстрировала резкое снижение — с 40,6 млрд кВт·ч до 24,6 млрд кВт·ч — и энергосистема спокойно это пережила (к 2017 году выработка АЭС вернулась на уровень 40 млрд кВт·ч).

В-третьих, в статье указана заниженная доля возобновляемой энергетики в структуре генерации Бельгии (5%). Реально в среднем за 2013—2017 годы ВЭС и СЭС обеспечили 9% потребления электроэнергии в Бельгии, причем годовые значения за этот период выросли с 7% до 11% (оценка по данным ENTSO-E).

Впрочем, следует признать, что в статье верно обозначены наиболее острые проблемы, связанные с современным этапом развития возобновляемой энергетики в Европе. Во-первых, это неспособность ВИЭ-генерации выдержать продолжительные периоды пасмурной или безветренной погоды, которые не так уж редки для северо-западной Европы. Во-вторых, это избыточное стимулирование развития ВИЭ-генерации в ущерб АЭС и ТЭС (в том числе газовым, т. е. «низкоуглеродным»).

— Действительно ли в отдельных странах Европы присутствует перекос из-за активного увлечения возобновляемыми источниками в ущерб традиционной генерации?

А.Г.: Действительно, этот перекос имеет место. За счет гарантированной (и хорошо оплачиваемой!) выдачи в сеть электроэнергии от ВИЭ-генерации в соответствии с так называемым «feed-in» тарифом снижается загрузка других видов электростанций (особенно это критично для АЭС и ТЭС). В результате мощности простаивают, их эксплуатация становится невыгодной. И это затрагивает, в том числе, новые высокоэффективные ТЭС с парогазовым циклом. Одним из самых ярких примеров являются 4 и 5 блоки германской ТЭС Иршинг, которые были введены в строй в 2010—2011 годы, а уже с 2013 года стали загружаться слабо, и вскоре были фактически выведены в резерв.

При этом, как справедливо указано в статье ТАСС, актуальность сохранения мощностей ТЭС в резерве остается высокой — а как можно обеспечить это сохранение, если собственник станции имеет с нее минимальный доход, не окупающий расходы?

Разумеется, ещё одним негативным последствием чрезмерно активного увлечения «зеленой генерацией» является рост цен на электроэнергию — причем как за счет оплаты электроэнергии от ВЭС и СЭС, так и за счет растущих расходов на развитие электросетевой инфраструктуры.

— Как избежать таких кризисов, развивая зеленую энергетику?

А.Г.: Теоретически, решением проблемы ухода ТЭС и АЭС в зону нерентабельности может стать развитие рынков мощности, в рамках которых собственники электростанций получают плату за поддержание станции в готовности к выработке электроэнергии. Однако создание этих рынков во многих странах Европы пока находится в начальной фазе.

Также следует более активно применять механизм квот на объем мощностей ВИЭ-генерации, получающих особо выгодные условия на рынке. Это позволит более точно планировать развитие энергорынков и не допускать ситуаций, при которой окажутся выше ожидаемых как темпы ввода ВИЭ-генерации, так и уровень соответствующих рыночных.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...