3

«Позеленеет» ли российская энергетика?

87
6 минут
Николай Рогалёв – доктор технических наук, профессор, ректор НИУ «МЭИ» рассказал о том, какие вызовы сегодня стоят перед российской энергетикой.

– В 1999 году вы защитили докторскую диссертацию на тему «Экологические технологии в теплоэнергетике». Как вам кажется, за минувшие 20 лет российская энергетика стала более «чистой»?

Н.Р.: Безусловно, за эти годы вредное влияние энергетики на окружающую среду существенно снизилось. Снижение неоднородно, зависит от регионов и городов, но общая тенденция прослеживается везде.

– А если в цифрах?

Н.Р.: Картина по регионам довольно пестрая. «Прибавили» по экологическим показателям Татарстан, Чувашия, Белгородская область, Москва…

В Москве за последние пять лет выбросы от стационарных источников (объектов теплоэнергетики и МНПЗ) снизились на 12 %.

Да и в целом, сектор электроэнергетики Российской Федерации является одним из мировых лидеров в вопросах снижения выбросов вредных веществ и парниковых газов. К примеру, удельные выбросы СО2 на выработку электрической энергии (гСО2/кВт*ч) в целом по энергетике РФ (306 гСО2/кВт*ч) ниже, чем в США (412 гСО2/кВт*ч), Германии (434 гСО2/кВт*ч), Китае (661 гСО2/кВт*ч), значительно ниже среднемировых значений, и соответствуют Дании (302 гСО2/кВт*ч). Это реализовано, в том числе, за счет существенной доли «безуглеродной» генерации на ГЭС и АЭС (до 40%), существенной доле теплофикации.

А в целом как сегодня вы бы охарактеризовали структуру нашей энергетики?

Н.Р.: Мы можем гордиться теми достижениями, которые есть в энергетике. И в дальнейшем, думаю, мы будем двигаться (а энергетика – это, безусловно, драйвер развития), опираясь на те ресурсы, которые у нас есть. Полагаю, что еще очень продолжительное время существенная доля энергетики РФ будет основана на ископаемых или органических видах топлива. У нас сохранится и будет развиваться значительная доля атомной энергетики, гидроэнергетики, по возобновляемым источникам энергии ситуация сдвинулась с мертвой точки.

Вы считаете, сдвинулась? Но Россия не так активно переходит на ВИЭ, как остальной мир…

Н.Р.: В основе всего лежит экономика. Только наивный может думать, что раз солнце бесплатное, то стоит построить солнечную электростанцию и дальше все даром. Нужно понимать, что выработка энергии на основе ВИЭ носит стохастический (беспорядочный, непредсказуемый) характер. И чтобы добиться бесперебойных поставок и надежного обеспечения энергией потребителя, нужны существенные вложения. Далее, энергия присутствует во всех продуктах и услугах. Переход на дорогую генерацию неминуемо увеличит стоимость продукции и ухудшит конкурентное положение страны на мировом рынке.

В качестве примера можно привести Германию, где уже продолжительное время последовательно сворачиваются традиционные виды генерации энергии – атомная, угольная – и идет переход на ВИЭ. В ходе брекзита (Brexit) я, например, с удивлением узнал, что доля Великобритании во внутриваловом европейском продукте сейчас выше, чем доля Германии. Думаю, что дорогая немецкая энергетика – одна из причин ухудшающегося экономического положения страны. И могу выразить сожаление, что «зеленые силы», завладевшие общественным мнением, до конца не понимают, куда они ведут страну.

То есть вы против перехода на ВИЭ?

Н.Р.: Моя точка зрения заключается в следующем: в тех районах, особенно изолированных, где есть большие трудности с ресурсами и электроснабжением, надо использовать различные виды энергии, включая возобновляемые, чтобы снизить стоимость и обеспечить комфортное проживание людей. Я говорю о гибридных установках, которые позволяют использовать и местный гидроресурс, и солнце/ветер, в зависимости от того, где находится регион.

А как, по-вашему, должна выглядеть сбалансированная российская «энергетическая корзина»?

Н.Р.: Наверно так, как она выглядит сегодня. Если говорить про приоритеты, то нужно понимать, что мы самая северная страна в мире. В Канаде, например, самый северный город – Оттава – находится на широте Минска, это еще не холодно, а все, что выше, эксплуатируется в основном вахтовым методом. Люди летают, отрабатывают вахту, возвращаются. А сколько у нас городов-миллионников находятся выше этой широты? Понятно, что мы в таких суровых климатических условиях должны в первую очередь думать о том, чтобы у людей было тепло и электроэнергия. В этом смысле использование углеродных источников обеспечивает надежность электроснабжения.

К 2050 году процентное соотношение генераций в России изменится?

Н.Р.: Я думаю, что соотношение по выработке энергии может меняться.

Принципиально?

Н.Р.: Трендово, какого-то взрыва не случится. Сейчас наиболее остро стоит вопрос энергоэффективности. Сокращается комбинированная выработка энергии и тепла на теплоцентралях, потому что рынок несовершенен и сильно снижает конкурентность такой электростанции. При этом в физическом смысле, с точки зрения термодинамики, когенерация (совместная выработка энергии и тепла) — это самый эффективный метод, позволяющий экономить треть топлива. Мы сделаем большую глупость, если откажемся от него. И в этом смысле я бы не стал оглядывался на зарубежный опыт, потому что в российских климатических условиях он нам не подходит.

А что касается состояния энергетики через 30 лет, то повторюсь — мы будем иметь схожую с сегодняшней структуру, плюс в северных широтах и на Дальнем Востоке произойдет активное внедрение ВИЭ, всевозможных гибридных установок.

Как вы воспринимаете кампанию по борьбе с парниковыми газами, которая разворачивается во всем мире?

Н.Р.: Сегодня в мире есть консенсус, что антропогенный фактор влияет на глобальное потепление и с этим надо бороться. Некоторые российские ученые с данным утверждением не согласны. Тем не менее, наша промышленность и энергетика, как ее неотъемлемая часть, вырабатывают углекислый газ, а значит — его надо извлекать и куда-то девать.
Если решать эту проблему лобовым путем, закрывая и сокращая, то стоить это будет недешево. Есть другой путь – использование углекислого газа в производстве. Например, для закачки в нефтяные месторождения с тем, чтобы увеличить нефтеотдачу. Мне кажется, что нужно искать именно такие решения для получения системного эффекта. Взамен мощных районных ГРЭС нужно строить небольшие, компактные, приближенные к месторождениям нефти. Это может изменить ландшафт отечественной энергетики.

Конечно, предварительно стоит провести исследование на эту тему, может ли СО2 стать коммерческим продуктом, как, например, золошлаковые отходы ТЭЦ? Мы, кстати, недавно рассматривали такой проект. Обратились коммерсанты, которые заявили о готовности покупать золу определенного размера и качества: «Сделайте, как нам надо. И мы это купим!». Я говорю, ну тогда подпишитесь, давайте заключим договор, что, если мы поставим систему сухого золошлакоудаления, которая обеспечит заданное качество золы по размеру, пористости, – вы ее купите.

Это для автодорожных работ?

Н.Р.: Да, для автодорожных, для взлетно-посадочных полос. Но одно дело сказать что-то, другое — купить. Если мы нагружаем капиталовложениями энергетику, то в конечном итоге это ложится на плечи потребителя.

Коммерсанты отказались подписывать договор?

Н.Р.: Переговоры идут, это лишь иллюстрация того, как тяжело внедрять что-то новое.

А как вы относитесь к фискальным возможностям сделать энергетику зеленее? К введению углеродного налога?

Н.Р.: Я бы исходил из следующего: Российская экономика пока, к сожалению, не демонстрирует уверенного и высокого роста. И попытки нагрузить какую-то отрасль (например, энергетику) новыми поборами с тем, чтобы она в одночасье «позеленела», — несколько прямолинейные и наивные. В условиях сегодняшнего дня нужно действовать аккуратно, — ресурсы ограничены у всех. Начнет экономика расти не на один с хвостиком процент, а на 3-5%, появится и возможность активной модернизации энергетической инфраструктуры.
И еще момент. Не секрет, что отечественное машиностроение сегодня не выпускает эффективное энергетическое оборудование, соотносимое с тем, что есть на Западе или в Азии. А в условиях нарастающих санкций – это задача №1. Ставить перед энергетиками какие-то повышенные экологические требования в таких условиях не совсем верно – они занимаются ежедневной операционной деятельностью, а не разработкой и внедрением новых «зеленых» технологий.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...