3

«ТЭК это крупнейший, но далеко не единственный эмитент парниковых газов»

151
6 минут
В эпоху нефтяной эры всех постоянно мучают вопросы: «когда закончатся нефть и газ?» и «есть ли жизнь без нефти?». Президент одной из крупнейших российских нефтяных компаний «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов, приглашенный в Совет Федерации в качестве эксперта, попытался спрогнозировать сенаторам недалекое будущее и роль углеводородов в нем в условиях глобальных вызовов.

АВТОМОБИЛИ VS ЭЛЕКТРОМОБИЛИ

Главным вызовом для нефтяной отрасли считаются электромобили, однако этот рынок пока находится на стартовом этапе развития. Как сообщил Вагит Алекперов, по оценкам аналитиков «ЛУКОЙЛа», стоимость владения традиционным автомобилем (включая затраты на топливо) и электромобилем могут сравняться не раньше 2035 года при оптимистичных темпах снижения себестоимости производства электромобилей. Основная проблема связана со стоимостью аккумуляторных батарей - для их производства используются дорогие металлы, в частности, кобальт, цены на который в 2018 году поднимались выше $90 тыс. за тонну, пояснил он.

Согласно прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), к 2040 году количество автомобилей в мире удвоится и достигнет 2 млрд, из них электрическими будут около 300 млн. То есть подавляющее большинство новых автомобилей в мировом автопарке по-прежнему будут с двигателями внутреннего сгорания, подчеркнул Алекперов.

В 2017 году мировой парк легковых электромобилей достиг 3 млн единиц, в то время как в мире более 1 млрд машин. Сегмент электромобилей развивается в основном за счет различных преференций для владельцев: налоговых послаблений, субсидий, льготных кредитов, бесплатной парковки, разрешения на проезд по выделенным полосам, напомнил глава НК. По его мнению, новые технологии должны отвоевывать свою нишу в равной борьбе, с минимальной поддержкой со стороны государства и потребителей, поскольку именно доступные энергоресурсы всегда были одним из главных драйверов развития мировой экономики.

«Также в контексте заката нефтяной эры часто говорят о развитии возобновляемых источников энергии. Прямой конкуренции между этими отраслями нет. Нефть для производства электроэнергии практически не используется. Уверен, что новые технологии займут свою рыночную нишу и помогут человечеству справиться с постоянно растущим спросом на электричество, топливо и тепло», - сказал он.

СОКРАЩАТЬ ПАРНИКОВЫЕ ГАЗЫ ДОЛЖНЫ ВСЕ

Развитие низкоуглеродной энергетики имеет значение для РФ с учетом обязательств в рамках Парижского соглашения в случае его ратификации. Соглашение предусматривает сохранение выбросов в мире в 2030 году на уровне 2015 года и их снижение наполовину к 2050 году. «Для энергетики это означает сокращение эмиссии парниковых газов до 14 млрд тонн в год через 30 лет. Очевидно, что решение этой задачи потребует радикального уменьшения объемов сжигания ископаемого топлива. Важно, чтобы жесткое нормативное регулирование не ограничивалось только топливно-энергетическим комплексом», - отметил Вагит Алекперов.

«ТЭК это крупнейший, но далеко не единственный эмитент парниковых газов, в сокращении должны участвовать все сферы экономики и жизнедеятельности», - заявил президент «ЛУКОЙЛа».

Вагит Алекперов напомнил, что «ЛУКОЙЛ» в 2017 году присоединился к инициативе Всемирного Банка по нулевому сжиганию попутного нефтяного газа к 2030 году. В настоящее время уровень полезной утилизации ПНГ на предприятиях компании превышает 95%, а по некоторым дочерним обществам доходит до 99%.

СТАБИЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ И БАЛАНС

Следующие 10-15 лет должны стать периодом стабильного развития для нефтяной отрасли даже с учетом развития электромобилей, возобновляемых источников энергии, ограничения объемов выбросов, считает Алекперов.

Так, Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует продолжение роста спроса на нефть как минимум до 2040 года, причем в период до 2025 года примерно на 1 млн баррелей в сутки ежегодно, напомнил он.

«В таких сегментах, как авиаперевозки, нефтегазохимия - углеводородам в принципе нет альтернативы. Даже при значительном сокращении спроса на нефтепродукты со стороны дорожного транспорта, потребность в нефти будет сохраняться», - заявил он.

«Прогнозировать цены - дело неблагодарное, но есть все причины ожидать, что они будут сравнительно высокими», - добавил он. По его мнению, должна сказаться «инвестиционная яма» после падения цен в 2014 году. «Мир еще по-настоящему не ощутил ее последствий. Из-за высокой инерционности отрасли, долгого цикла от инвестиций до начала добычи, по-настоящему этот эффект, по нашей оценке, будет проявляться, начиная с 2022 года», - сказал глава НК.

«К середине следующего десятилетия также ожидается снижение темпов роста добычи в США. Уже сегодня американцы подходят к пределу возможного уплотнения сетки скважин на сланцевых месторождениях. С каждым годом эта проблема будет становиться острее», - продолжил Алекперов.

Все это должно позволить сохранить баланс на нефтяном рынке после 2025 года, когда электромобили, возможно, начнут занимать значимую долю.

ЗАПАСЫ, НАЛОГИ, ОТДАЧА

Чтобы при благоприятной ценовой конъюнктуре поставить на рынок нужные объемы нефти, необходимо максимально нарастить запасы, готовые к разработке. Для этого требуются законодательные инициативы, стимулирующие геологоразведку. Чтобы поддерживать уровни добычи, нужно развитие технологий, а для их разработки и внедрения - законодательные стимулы, продолжил В.Алекперов.

Около половины всей добываемой «ЛУКОЙЛом» нефти в России составляют трудноизвлекаемые запасы. Для их разработки необходимы дорогостоящие мероприятия, которые при действующем налоговом режиме не всегда рентабельны, отметил он.

Введение налога на добавленный доход (НДД) выгодно и государству, и компаниям из-за его универсальности, возможности вовлечь в разработку менее эффективные участки, нерентабельные при действующей системе налогообложения, заявил он. «Мы надеемся на полноценное принятие системы НДД. Универсального механизма для всей отрасли, а не лоскутного одеяла различных адресных льгот, существующих сегодня», - подчеркнул президент НК.

По его словам, проектный уровень коэффициента извлечения нефти по российским проектам «ЛУКОЙЛа» превышает 37%. «С внедрением НДД в Западной Сибири мы сможем увеличить его еще больше», - уверен он. Кроме того, по оценкам компании, за счет внедрения цифровых решений себестоимость добычи может быть снижена на 10-20% к 2035 году.

При этом Алекперов посетовал, что «ЛУКОЙЛ», инвестировав за 10 лет более $10 млрд в модернизацию нефтеперерабатывающих заводов, не в полной мере может получить отдачу от этих инвестиций. «В стоимости литра топлива сегодня более 60% это различные налоги, еще более 30% - затраты на нефтепереработку, транспортировку, подрядчиков, оплату труда. А соглашение между правительством России и компаниями жестко ограничивает предельный уровень розничных цен. По сути, реализация нефтепродуктов стала для крупных нефтяных компаний дополнительным социальным обязательством», - пояснил он.

«Некоторое время назад наш Блок стратегического развития даже ставил перед руководством вопрос о продаже сети АЗС, потому что они приносят компании незначительную прибыль, отвлекая много ресурсов. Мы не пошли на это, поскольку считаем «ЛУКОЙЛ» социально-ответственной компанией», - напомнил глава НК.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...