Новые нормы Евросоюза могут надолго оставить «Северный поток-2» наполовину пустым

114
3 минуты
Несмотря на активное и внешне успешное сопротивление Германии, новые регуляторные инициативы Евросоюза могут серьезно осложнить работу «Газпрома»: газопровод «Северный поток-2» с высокой вероятностью останется недозагруженным как минимум в первые несколько лет эксплуатации. Как пишет «Ъ», одобренный текст поправок к газовой директиве ЕС предполагает, что согласие на выведение проекта из-под норм должна будет дать не только Еврокомиссия, но и комитет из числа представителей всех стран союза. Это сделает процедуру длительной, сложной и труднопредсказуемой.

«Газпром» уже начал готовиться к развитию событий по худшему сценарию, сигнализировав о возможности строительства газопровода «Турецкий поток-2».

Новые нормы подготовлены противниками газопровода «Северный поток-2», чтобы вынудить участников проекта привести его в соответствие с правилами европейского внутреннего рынка.

На практике это означает, что у газопровода должен быть независимый от «Газпрома» оператор (сейчас это на 100% структура монополии Nord Stream-2 AG), а к мощностям должны получить доступ третьи лица. Если создание независимого оператора реализуемо, то доступ третьих лиц организовать невозможно, так как газ в российский конец трубы может подать только «Газпром» как единственная компания, имеющая право на его экспорт.

В таком случае по аналогии с газопроводом Opal Еврокомиссия может запретить «Газпрому» использовать «Северный поток-2» больше чем наполовину, оставив другую половину для потенциальных «третьих лиц», которые едва ли когда-нибудь появятся.

Теоретически проблему можно решить, если «Северный поток-2» получит исключения из правил ЕС. Германия, как страна ЕС, куда приходит газопровод, может заключить с Россией межправительственное соглашение о таких исключениях. Однако на практике, как следует из текста поправок в газовую директиву, такой путь будет длительным, сложным и не обещает полного успеха.

Процесс потребует взаимодействия с ЕК на двух стадиях: сначала она должна выдать Германии разрешение на ведение переговоров с Россией о межправительственном соглашении, а затем, после их завершения — разрешение на подписание такого договора.

В обоих случаях ЕК обязана принять решение за 90 дней, но имеет право запрашивать дополнительную информацию, тем самым растягивая сроки,— возможно, на годы, как это было в случае Opal. Более того, ЕК может давать рекомендации Германии по тексту договора и включению в него определенных положений.

Хотя ЕК будет сопровождать процесс, окончательное решение по предоставлению разрешений будет приниматься в рамках консультационной процедуры со странами—членами ЕС. Представители стран образуют комитет, в котором представитель ЕК является председателем без права голоса, решения принимаются простым большинством (вес голоса страны зависит от ее доли в населении ЕС).

На практике это означает, что Германии придется заручиться поддержкой крупнейших стран ЕС, как минимум Франции и Италии, чтобы исключения для «Северного потока-2» были приняты.

Эксперты отмечают, что ситуация сложная, и у ЕК и Германии появляется новый рычаг давления на «Газпром». Между тем в подобной ситуации с Opal, полное использование мощностей которого блокировалось семь лет, все же удалось в 2017 году найти приемлемое решение.

«Газпром» уже подал сигнал о том, что компания учитывает возможные ограничения по «Северному потоку-2» и думает о новых газопроводах в Европу, которые позволили бы при необходимости отказаться от украинского транзитного маршрута. Глава компании Алексей Миллер 14 февраля допустил строительство «Турецкого потока-2». Этот газопровод, если будет реализован, придет в ЕС из Турции по суше, и поправки в газовую директиву не создадут для него сложностей. Две новые нитки через Черное море общей мощностью 32 млрд кубометров в целом соответствуют половине технической пропускной способности «Северного потока-2».
  • Комментарии
Загрузка комментариев...