3

«НГ»: «Что важнее для Минэкономразвития – судьбы планеты или судьбы российской промышленности?»

83
6 минут
Минэкономразвития России выступило с федеральным законопроектом, касающимся государственного регулирования выбросов парниковых газов. Как пишет во вторник «Независимая газета», законопроект должен послужить созданию условий для сокращения выбросов парниковых газов с учетом необходимости обеспечения экономического развития Российской Федерации на устойчивой основе и в соответствии с международными обязательствами.

Законопроект должен стать еще одним шагом к «озеленению» отечественной промышленности. Напомним, что в конце сентября 2013 года был опубликован указ президента Российской Федерации о сокращении выбросов парниковых газов. Основным содержанием этого указа, опирающегося на Климатическую доктрину России, разработанную еще в 2009 году, являлось поручение правительству обеспечить к 2020 году сокращение объема выбросов парниковых газов до уровня не более 75% объема указанных выбросов в 1990 году.

В законопроекте отмечается, что государственное регулирование выбросов парниковых газов включает в себя следующие позиции:

1) установление целевых показателей выбросов парниковых газов для Российской Федерации и по секторам экономики;

2) установление общих требований к хозяйственной и (или) иной деятельности в целях сокращения выбросов парниковых газов и (или) увеличения их поглощения;

3) установление разрешений на выбросы парниковых газов для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих хозяйственную и иную деятельность, на которых распространяется государственное регулирование выбросов парниковых газов;

Необходимо понять, с чем связана инициатива Минэкономразвития. Не секрет, что российская промышленность является углеродоемкой, и, более того, это характерно и для внешней торговли нашей страны. Так, в статье Игоря Макарова и Анны Соколовой, опубликованной в экономическом журнале Высшей школы экономики, утверждается, что в рамках современной системы международного климатического регулирования страны несут ответственность за выбросы парниковых газов, осуществляемые в результате хозяйственной деятельности на их территории, даже в том случае, если эмиссия происходит при производстве продукции, направляемой на экспорт.

Напротив, импорт углеродоемкой продукции международными соглашениями никак не ограничивается. В данной работе на основе анализа межстрановых таблиц «затраты на выпуск», представленных в базе данных WIOD, произведена оценка объема выбросов углекислого газа, осуществляемых при производстве продукции, экспортируемой Россией за рубеж («экспорта выбросов»), и импортируемых в Россию из других стран («импорта выбросов»). Выявлено, что Россия является вторым в мире нетто-экспортером выбросов углекислого газа, причем подавляющее большинство выбросов направляется в форме экспортируемой продукции в развитые страны.

Причинами высокой углеродоемкости российской экспортной продукции являются как технологическая отсталость от развитых стран, так и особенности товарной структуры внешней торговли России: ее экспорт состоит преимущественно из углеводородного сырья и энергоемких товаров, а импорт – из продукции с относительно невысокой энергоемкостью. Значительные объемы нетто-экспорта выбросов делают Россию страной, интересам которой текущая схема учета выбросов отвечает в наименьшей степени.

Несомненно, что такой фактор, как высокая углеродоемкость экспорта, может явиться причиной озабоченности экспертов министерства.

Стоит принимать во внимание и тот факт, что концентрация парниковых газов в атмосфере в 2017 году действительно достигла рекордного уровня. Соответствующие данные приводятся в докладе Всемирной метеорологической организации (ВМО) ООН, опубликованном в конце ноября.

Основными парниковыми газами считаются углекислый газ, метан и оксид азота. Согласно данным исследования, в 2017 году концентрация углекислого газа в атмосфере составила 405,5 части на миллион (ppm). В 2016 году этот показатель был 403,3 ppm. То же касается и метана. Его концентрация составила 1859 частей на миллиард по объему. Концентрация оксида азота в 2017 году оценивается в 329,9 части на миллиард. Как отмечают ученые, сравнивающие современные данные по концентрации парниковых газов с доиндустриальной эпохой (середина XVIII века), уровень значений по разным категориям вырос на 122–257%.

Кроме того, исследователи отмечают резкое замедление снижения концентрации трихлорфторметана (CFC-11), мощного парникового и озоноразрушающего газа, запрещенного Монреальским протоколом 1987 года. Эти процессы авторы доклада связывают с его продолжающимся производством в Азии.

DW приводит комментарий генерального секретаря Всемирной метереологической организации Юкки Петтери Тааласа, который подчеркнул, что аналогичная концентрация углекислого газа в атмосфере Земли в последний раз наблюдалась от 3 до 5 млн лет назад. При этом средняя глобальная температура была на 2–3 градуса выше, а уровень Мирового океана – на 10–20 м выше, чем сегодня. «Без сокращения выбросов углекислого газа и других парниковых газов изменения климата будут иметь разрушительные и необратимые последствия для Земли», – указал он, отметив, что шанс изменить ситуацию почти упущен.

И тут, конечно, возникает вопрос, что важнее для Минэкономразвития – судьбы планеты или судьбы российской промышленности. Острота именно такой постановки вопроса обусловлена тем, что в России до сих пор ведутся споры по поводу ее участия в Парижском соглашении по климату.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) считает, что ратификация Парижского соглашения плохо отразится на темпах экономического роста. А по мнению главы Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгия Остапковича, Россия может потерять на Парижском соглашении до 1% ВВП. По его словам, также необходимо учитывать и экономические реалии каждой отдельно взятой страны.

Известно, что, например, для многих стран уголь – важный источник энергии. Как заявил в той же «Российской газете» глава департамента угольной и торфяной промышленности Минэнерго РФ Сергей Мочальников, значение угля для энергетики вряд ли снизится в обозримой перспективе.

Другое дело, отметил Мочальников, что в будущем этот сектор должен стать низкоэмиссионным, с существенно меньшими выбросами углекислого газа и пыли. В России, кстати, угольная отрасль оказалась единственной, где в результате проведенной модернизации производительность выросла в семь раз за последние 20 лет. С другой стороны, именно уголь является важной экспортной статьей России. DW утверждает, что на сегодня именно Германия выступает крупнейшим покупателем российского угля в Европе. Более того, Россия, как полагают немецкие эксперты, поставила задачу к 2025 году удвоить угольный экспорт в страны Азии. Для этого будут вложены огромные средства в расширение железнодорожной инфраструктуры БАМа–Транссиба, увеличены мощности морских портов на Дальнем Востоке, и даже есть планы построить мост на Сахалин.

Для российских специалистов из межправительственной группы экспертов по изменению климата теория антропогенного влияния на климат не является политически нейтральной. Так, согласно выводам российского Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), при разработке Парижского соглашения сыграли свою роль экономические интересы развитых стран. Например, Япония и Австралия имеют низкие показатели поглощения углекислого газа в силу относительно небольшой площади лесов на их территории. Но у них же и низкая стоимость капитала. Поэтому им выгодны капиталоемкие решения, такие как зеленая энергетика. А в России или Бразилии коэффициент поглощения большой (в РФ леса занимают примерно 81% территории), но в этих странах высока и стоимость капитала. Поэтому для них выгоднее наименее капиталоемкие решения.

Это ставит под сомнение своевременность инициативы Минэкономразвития. Очевидно, что в ближайшие месяцы она станет предмет самой оживленной экспертной дискуссии.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...