3

Экономика или экология?

126
4 минуты
Главенство «зеленой» идеологии в энергетической политике — непозволительная роскошь для Берлина, особенно в условиях практической стагнации немецкой экономики. Об этом рассуждает обозреватель портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.

Правительство ФРГ — один из мировых флагманов развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Немцы планомерно отказываются от атома и углеводородов, делая ставку на солнце и ветер. Но реализация «зеленого» курса в последнее время стала для передовой страны ЕС настоящей дилеммой.

Так называемый энергетический поворот федерального правительства в 2011 году осуществлялся под впечатлением от аварии на японской «Фукусиме». Первым делом немцы решили отправить на свалку истории «мирный атом»: в 2022 году должна закрыться последняя немецкая АЭС.

Следом ФРГ планирует отказаться от использования угля при производстве электроэнергии. Здесь и начинаются перекосы.

«Последние лет десять потребление угля в Германии остается примерно на одном и том же уровне, при этом падает собственное производство, — поясняет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Если в 2007 году немцы добывали 55 миллионов тонн угля в нефтяном эквиваленте, то сейчас только 40. И в этом кроется серьезная проблема: Германия сокращает объемы добычи угля, но не собирается отказываться от его потребления в том же темпе. Растет зависимость от импорта».

Непосредственно в области «зеленой» энергетики ФРГ добилась больших успехов. Доля ВИЭ в производстве электричества растет из года в год и уже превысила 40%. План перевыполнили: к 2020 году была установлена планка на уровне 35%. Но и это приводит к неоднозначным последствиям, ведь все ВИЭ субсидируются и не могут конкурировать с другими ресурсами.

Чем больше доля ВИЭ, тем дороже стоит электроэнергия для промышленности и простых граждан.

Да, все европейцы развивают ВИЭ, эта линия закреплена в соответствующих документах, переход к «зеленой» энергетике уже стал одним из идеологических столпов Европы. С другой стороны, нужно не убить свой бизнес и не спровоцировать возмущение со стороны потребителей.

О том, чем чреваты игры с ценами на энергоресурсы, наглядно свидетельствует происходящее во Франции. Поводом для начала протестов «желтых жилетов» стал стремительный рост цен на топливо. Президент Эммануэль Макрон пенял на конъюнктуру мирового рынка нефти, но 60% стоимости горючего во Франции составляют налоги. Именно рост налогов привел к удорожанию бензина и солярки.

«Во Франции цены на бензин подняли не потому, что поднялась нефть, а потому, что такова климатическая политика государства, — отмечает Юшков. — Цены на топливо, получаемое из нефти, повысили с целью отвадить население от потребления нефтепродуктов».

Акции протеста вроде «желтых жилетов» в Германии маловероятны — здесь немного другая политическая культура.

Но напряженность в ФРГ все равно присутствует. У расчетливых немцев возникает вопрос: почему они должны нести убытки?

Немецкий бизнес нести убытки не привык в принципе. Не потому ли канцлер ФРГ Ангела Меркель вынуждена грудью защищать «Северный поток — 2» и противиться энергетической экспансии Соединенных Штатов? Переход на американский сжиженный природный газ (СПГ) больно ударит по конкурентоспособности немецкой продукции.
Оголтелый переход на ВИЭ чреват теми же последствиями.

Что в этой ситуации остается делать Берлину? Пытаться балансировать между традиционной и возобновляемой энергетикой, как он балансирует между собственными интересами и трансатлантической солидарностью.

Экономика в таких спорах обычно побеждает. В первом раунде она уже завладела преимуществом: мало кто помнит сегодня, что планы по сокращению выбросов СО2 к 2020 году в Германии могли быть выполнены значительно раньше. Дешевизна заокеанского топлива заставила ЕС сделать несколько шагов назад. Бизнес был не заинтересован выполнять экологические программы, в результате ФРГ увеличила выбросы СО2.

Словом, для Германии полностью отказаться от традиционных энергоресурсов пока не представляется возможным. Тем более в условиях, когда экономика страны сталкивается с серьезными вызовами.

Энергетический поворот Германии начинался в относительно спокойное время, когда немцы не задумывались о том, что такое антироссийские санкции, возрождение протекционизма, торговые войны и потенциальные последствия жесткого «брексита».

Официальный Берлин не витает в облаках: в конце января правительство ФРГ резко ухудшило прогноз роста ВВП на 2019 год (с 1,8% до 1%). Явно не самое подходящее время, чтобы жертвовать экономической целесообразностью ради экологии.

«Но и отказываться от ВИЭ ни немцы, ни остальные европейцы не будут, даже если экономический рост вообще прекратится», — говорит Игорь Юшков.

Бренд «зеленой» энергетики — один из символов превосходства европейской цивилизации — слишком дорог, чтобы от него отказываться. Однако темпы внедрения ВИЭ наверняка замедлятся. Экологии придется подстраиваться под экономику. Обратный вариант чреват для Германии, а с ней и для всего Евросоюза, экономическим кризисом.
  • Комментарии
Загрузка комментариев...